На главную

7.2. Боевое снабжение Красной армии винтовочными патронами

 

В первые месяцы своего существования Красная армия не имела налаженного аппарата боевого снабжения, как, впрочем, и четкой структуры и штата. Армия представляла собой тысячи отдельных отрядов, что не давало возможности их планомерного обеспечения предметами боевого снабжения. Отмечались случаи, когда, пользуясь безотчетностью и отсутствием контроля, многие отряды давали завышенные заявки на боеприпасы. Например, за короткий срок (март — апрель 1918 г.), когда армия почти не вела боевых действий, по завышенным заявкам отрядами Красной армии было получено 44 млн винтовочных патронов, что во многом превышало их действительную потребность.

Система боевого снабжения требовала совершенствования, необходимо было разработать единые нормы снабжения боеприпасами. В течение 1918 г. расчетно-снабженческие нормы были разработаны и 22 сентября этого же года введены в действие. Расчет потребного количества боеприпасов (в частности, патронов) был осуществлен специалистами Наркомата по военным и морским делам на основании опыта прошедшей Мировой войны. За норму месячного расхода была взята норма, составляющая 0,5 среднемесячного расхода патронов в войне для соответствующего вида оружия: для винтовки — 50 патронов, для пулемета — 5000 патронов. Исходя из штатного количества вооружения в дивизии и норм расхода патронов, была рассчитана месячная норма расхода боекомплекта (лимит) винтовочных патронов на соединение и утвержден объем их эшелонирования. На стрелковую дивизию полагалось 5,747426 млн винтовочных патронов в месяц, на кавалерийскую дивизию — 950000 винтовочных патронов.

Для перевозки только одних патронов в войсковом обозе дивизии предусматривалось иметь 328 патронных вьюков, 266 патронных повозок и двуколок и в трех артиллерийских парках (дивизионных артиллерийских складах) стрелковой дивизии находились еще 324 патронные повозки. Один стрелковый полк также имел специальный обоз для перевозки патронов в составе 43 патронных повозок и 30 патронных вьюков. Эти огромные обозы сковывали дивизию в условиях Гражданской войны, имевшей маневренный характер.

При разработке системы боевого снабжения была допущена еще одна ошибка: патроны разрешалось получать по штатной численности вооружения, в то время как в Красной армии не было ни одного соединения с полным штатом. Также следует учесть, что не всегда войскам приходилось вести напряженные бои. Бывали дни и даже недели, когда войска расходовали ничтожное количество патронов или не расходовали их вовсе. Например, в самые напряженные дни наступления с 15 сентября по 15 октября 1918 г. войска 2-й Симбирской дивизии 1-й армии Восточного фронта расходовали в день всего по 13,4 тысячи винтовочных патронов. Всего за месяц было израсходовано порядка 400 тысяч патронов, хотя можно было израсходовать весь боекомплект — несколько миллионов патронов. Фактический расход патронов был в 2,5 раз ниже, чем полагалось даже по фактическому наличию оружия. В то же время заявки на патроны все равно составлялись по существующей норме. В результате войска не приучались экономно расходовать патроны, которые доставались стране дорогой ценой. Как и в Мировую войну, ГАУ не могло корректировать планы снабжения или перераспределять невостребованные на данный момент запасы патронов. Расточительство патронов превратилось на фронте в явление, заметное даже высшим начальникам. 20 декабря 1918 г. всем войскам была разослана телеграмма главкома, обязывающая экономно расходовать патроны. Впредь отпуск патронов по нарядам ГАУ стал производиться только с разрешения главкома.

Интересно, что весь запас патронов в то время концентрировался в самой дивизии, создавать армейские резервы не предполагалось. Это могло привести к тому, что в случае перерасхода патронов в период интенсивных боев и утраты боезапаса дивизии в результате отступления, захвата противником и т. п. соединение могло остаться без патронов, а армия и фронт не могли им ничем помочь, так как своих запасов не имели.

Но все вышесказанное касается только начального периода войны. 1918-й г. многому научил Красную армию. 27 декабря 1918 г. РВС утвердил новые нормы боевого снабжения и эшелонирования боеприпасов. Ранее установленный носимый запас патронов на одну винтовку в 135 шт. был снижен до 120, возимый в транспорте батальона— со 108 до 60 шт., на складе дивизии запас был оставлен прежним — 68 патронов. Общее количество патронов в боекомплекте сократилось с 311 до 248, то есть более чем на 25 %. Общий боекомплект дивизии сократился с 5 747426 винтовочных патронов до 5257538 патронов, что позволило создать армейские и фронтовые резервы. Постановление РВС устанавливало эшелонирование патронов на армейских и фронтовых складах соответственно по 50 и 150 патронов на винтовку. В отдельное производство был выделен фронтовой резерв патронов для пулеметов, для формирования которого штаб фронта специально заказывал патроны в размере 0,5 боекомплекта, положенного для всех винтовок фронта.

В начале 1919 г., ввиду резкого снижения поступления патронов с заводов промышленности, РВС серьезно взялся за экономию патронов. Все заявки дивизий на получение патронов строго проверялись в штабе армии и только при подтверждении обоснованности требований направлялись дальше во фронт. Система получения патронов по штатной численности оружия в дивизии была отменена и заменена на систему получения патронов по его фактическому наличию. Во фронтах были созданы специальные комиссии по проверке наличия патронов в дивизиях, полках и резервах, в том числе и на руках у солдат. В частях и соединениях должно было быть только то количество патронов, которое полагалось иметь согласно утвержденному порядку их эшелонирования и строго по фактическому наличию оружия. Излишки патронов, если они имелись или образовывались в результате гибели солдат, изымались в пользу армии или фронта и распределялись в более нуждающиеся в них части и соединения. По каждому факту перерасхода патронов проводилось расследование, виновные в необоснованном расходе патронов привлекались к ответственности. Такой строгий и скрупулезный подход к расходованию винтовочных патронов позволил, с одной стороны, рационально использовать получаемые от заводов патроны и направлять их в те части, которые в них действительно нуждались, а с другой — приучить войска к их экономному расходованию.

Но даже при этих, надо признать, очень эффективных мерах, Красная армия продолжала испытывать недостаток в патронах. Фронты Советской республики были огромными, и винтовочных патронов по-прежнему остро не хватало. Строка из солдатской песни «...Восемь винтовок на весь батальон, в каждой винтовке последний патрон...» очень точно отражает положение Красной армии того периода Гражданской войны в плане снабжения оружием и боеприпасами. Винтовочный патрон, как и в Мировую войну, был большой ценностью на фронте. Патроны берегли, экономили, их покупали, ими даже награждали. Наверное, многие помнят художественный фильм «Зеленый фургон» об образовании Советской милиции в начале 1920-х гг. В последней сцене этого фильма главному герою, после награждения ценным подарком от командования, товарищи дарят винтовочные патроны — кто дает один патрон, кто два, а кто и целую обойму. Эта сцена — не художественный вымысел сценариста, так действительно было!

Для пополнения частей и соединений Красной армии патронами применялись самые различные, порою радикальные способы. Одним из них был такой способ, как сбор патронов у населения. Поскольку при ликвидации старой русской армии большое количество оружия с фронта и со складов унесли с собой солдаты, а также растащило с мест боев мирное население, Советом Народных Комиссаров был издан специальный декрет от 10 февраля 1918 г. «О сдаче оружия». Этот декрет обязывал все население сдать имеющиеся у него оружие и боеприпасы, и была образована соответствующая комиссия с большими полномочиями под председательством главы ЧК Ф.Э.Дзержинского. Главной задачей комиссии являлось изъятие у населения оружия (исправные и неисправные винтовки, пулеметы и револьверы всех систем, патроны к ним). «...Кто прячет или помогает прятать оружие — есть величайший преступник против рабочих и крестьян, тот заслуживает расстрела...» — говорилось в декрете. Меры, принимаемые комиссией для сбора оружия и патронов, были крайне жестокими, широко практиковались расстрелы. К весне 1919 г. усилиями комиссии удалось собрать в числе прочего оружия (винтовок, револьверов, гранат) солидное количество винтовочных патронов — 7 млн, что составляло почти трехмесячную выработку Симбирского ПЗ за тот же период.

Следует заметить, что и противники Красной армии (белогвардейские части, различные вооруженные формирования) относились к расходованию и сбору патронов не менее тщательно. Патронов не хватало всем воюющим сторонам в равной степени. Обеспеченность армий винтовочными патронами напрямую влияла на ход боевых действий и военный успех той и другой стороны.

 

3-линейный винтовочный патрон обр. 1891/08 г. выпуска периода Гражданской войны

3-линейный винтовочный патрон обр. 1891/08 г. выпуска периода Гражданской войны

 

В начальный период Гражданской войны все воюющие стороны выручали запасы патронов, оставшиеся от старой армии. Вооружение белогвардейских армий, как правило, было русским. Боеприпасы для них поступали и из-за границы, где их производство было налажено в последние годы Первой мировой войны, или передавались войсками интервентов из числа захваченных ими запасов. Например, немецкое командование передало атаману Краснову из числа ранее захваченного военного имущества 11,5 млн винтовочных патронов. Правительство США через органы боевого снабжения английских интервентов передало войскам адмирала Колчака вместе с оружием (100000 винтовок и 100 пулеметов русского образца) 5 млн патронов к нему. Однако запасы, доставшиеся всем воюющим сторонам от старой армии, постепенно истощались. Здесь начало сказываться промышленное превосходство Советской республики, у которой в распоряжении имелась своя патронная промышленность, хотя и с недостаточной производительностью. Но у противника вообще никакой патронной промышленности не было. По сведениям Б.В.Давыдова, в ходе Гражданской войны противники Красной армии неоднократно предпринимали попытки организовать собственное производство винтовочных патронов, используя оборудование захваченных предприятий по производству элементов артиллерийских боеприпасов и пытаясь восстановить работу Луганского патронного завода, просили германских интервентов организовать постройку нового патронного завода на Дону. В конечном итоге эти мероприятия успехом не увенчались, за исключением образования в г. Таганроге цеха по производству винтовочных патронов. После освобождения г. Таганрога частями Красной армии данный цех некоторое время продолжал производить патроны, но уже для войск Советской республики.

Ставка на самостоятельное производство боеприпасов, решительные меры, предпринятые советским правительством для поддержания (и даже развития!) производства патронов в тяжелейших условиях войны, полностью себя оправдали. Собственное развитое патронное производство было серьезнейшим преимуществом советской страны перед ее противниками и во многом предопределило победу в Гражданской войне.

Сами винтовочные патроны выпуска периода Гражданской войны не отличались от утвержденного еще до Первой мировой войны образца, за исключением образца клеймения на дне гильзы. Винтовочных патронов, выпущенных во время Гражданской войны (особенно в начальный ее период), в неповрежденном виде к концу XX века осталось очень мало, так как патроны в те годы поступали сразу же в районы боевых действий и там быстро расходовались. Большая часть оставшихся после Гражданской войны винтовочных патронов постепенно была израсходована в учебных целях.